Нижегородская облaстная служба правовой информации
(831) 469-31-00 in@cmiki.garant.ru

(16+)

 
   
Интернет-версия системы
ГАРАНТ

Ваши преимущества

Возможность для профессионального роста и успеха

Как легко принимать важные решения?

Что позволяет мгновенно и точно находить решение вашего вопроса?

Как быстро анализировать правовую информацию?

Почему важно, чтобы правовая информация была надежная и проверенная?

Как получать решения на все случаи жизни?

Вы хотите, чтобы ваша правовая система была всегда под рукой?

Как получать поддержку в режиме онлайн и быть на связи с коллегами?

 

Документы

Горячие документы Нижегородской области

Вопросы и ответы Правового Консалтинга

Аналитические статьи

 

Мониторинги

Мониторинг Федерального законодательства

Мониторинг законодательства ВЭД

Мониторинг Нижегородского законодательства

Изменения в законодательстве, вступающие в силу с 1 января 2017 года (подготовлено экспертами компании "Гарант")

 

Сервисы

Профессиональные стандарты

Должностные инструкции

Школьная пора: памятка для родителей (подготовлено экспертами компании "Гарант")

Как россияне будут работать и отдыхать в 2017 году: календарь рабочих и выходных дней

 

Налоговый календарь

28 декабря 2016
26 декабря 2016
20 декабря 2016
 

Онлайн-семинары

 

Взыскание компенсации за нарушение исключительного права: позиция судов

 
29.07.2015
По данным Суда по интеллектуальным правам (далее – СИП), опубликованным в Отчете о работе кассационной инстанции СИП за первое полугодие 2015 год1, с января по июнь текущего года Судом было рассмотрено 716 дел, подавляющее большинство которых (417 дел) связано с защитой интеллектуальных прав. Особое значение для правообладателей имеет защита исключительных авторских и смежных прав.

Способы защиты нарушенных исключительных прав приведены в ст. 1252 ГК РФ. Среди них, в частности:

Причем, если судить по упомянутому Отчету СИП, чаще других способов защиты правообладатели предпочитают именно компенсацию. Однако на практике в применении этого способа защиты стороны нередко сталкиваются с проблемами, связанными с неоднозначным толкованием той или иной нормы. Рассмотрим, как разрешают некоторые спорные ситуации суды.

Двукратный размер стоимости экземпляров произведения и другие виды компенсации

За нарушение исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с применением других мер (признание права, пресечения незаконных действий и т. д.) могут требовать, чтобы нарушитель либо возместил причиненные убытки, либо выплатил компенсацию:

  • в размере от 10 тыс. до 5 млн руб.;
  • в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;
  • в двукратном размере стоимости права использования произведения исходя из цены, которая обычно взимается за правомерное использование произведения при аналогичных обстоятельствах (ст. 1301 ГК РФ).

Когда можно требовать с нарушителя выплаты компенсации за нарушение исключительного права и что для этого необходимо, узнайте в 
"Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки" интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Если правообладатель выбрал первый вариант, окончательный размер компенсации (в пределах от 10 тыс. до 5 млн руб.) будет зависеть от усмотрения суда (п. 1 ст. 1301 ГК РФ). Поэтому стараясь избежать такой неопределенности, которая часто приводит к значительному понижению суммы компенсации (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда г. Санкт-Петербург от 30 октября 2014 г. по делу № 33-16493/2014), правообладатели, как правило, выставляют к нарушителю требования в виде двукратной стоимости контрафактных экземпляров произведения. Размер компенсации в этом случае определяется исходя из конкретных данных о тираже и цене контрафактного произведения.

Однако взыскать такую компенсацию в полном размере правообладатель может не всегда. Например, это касается случаев, когда речь идет о сборнике, в котором часть произведений принадлежит заинтересованному лицу, а часть – нет. Так, рассматривая один из споров о взыскании компенсации за незаконное распространение произведений, являющихся частью сборника, суд указал, что компенсация в любом случае должна быть не средством заработка, а должным удовлетворением требований и интересов правообладателя. В связи с этим сумма требований была уменьшена и рассчитана судом исходя из двукратной стоимости страниц спорных произведений от общего числа страниц книги, умноженной на количество экземпляров издания, по формуле E = 2*(x/y)*z*t, где E – это размер компенсации, х – цена за сборник, у – количество страниц в сборнике, z – количество страниц спорных произведений, t – тираж (Определение ВАС РФ от 23 августа 2012 г. по делу № ВАС-6782/12).

С похожей проблемой может столкнуться правообладатель, требующий выплатить компенсацию за незаконное использование персонажей произведения. Авторские права в соответствии с законом действительно могут распространяться не только на само произведение, но и на его часть, в том числе – на персонаж (п. 7 ст. 1259 ГК РФ). Если нарушитель исключительных прав использовал одного персонажа, суды расценивают это как самостоятельное правонарушение (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2015 г. № 15АП-2963/15). Трудности могут возникнуть, если речь идет о нескольких персонажах одного произведения.

Правообладатели нередко требуют с нарушителя компенсацию за каждый персонаж. Однако, рассматривая подобные споры, суды указывают на то, что незаконное использование нескольких персонажей произведения является все-таки нарушением исключительного права на само произведение, а следовательно, это не несколько правонарушений, а одно (постановление СИП от 16 апреля 2014 г. № С01-260/2014 по делу № А45-12103/2013). В таком случае размер заявленной истцом компенсации будет уменьшен и пересчитан исходя из количества произведений, персонажи из которых были незаконно использованы ответчиком, а не из количества самих персонажей.

Руководитель юридического отдела издательства "Эксмо" Максим Рябыко убежден: "Какой бы способ компенсации правообладатель ни выбрал, он должен быть соразмерен нарушению. Не стоит переоценивать свой бренд. В вопросах защиты интеллектуальной собственности в судебном порядке соразмерная компенсация – это один из принципов, на которых должна быть основана позиция сторон".

Стоит также отметить, что, несмотря на удобный способ расчета компенсации в виде двойной стоимости контрафакта, не все эксперты одобряют ее существование.

 

МНЕНИЕ

Анатолий Семенов

Анатолий Семенов, представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности:

"Сам принцип расчета убытков, основанный на арифметическом удвоении стоимости контрафактных товаров, является порочным с точки зрения общих подходов гражданско-правовой ответственности, поскольку превращает суд в калькулятор, а взыскиваемую компенсацию – в частный карательный штраф. К тому же еще и рассчитанный на основе стоимости товара, в котором ввиду его контрафактности в принципе не может быть даже намека для обоснования стоимости предъявленного к защите исключительного права".


Объем прав лицензиата и автора

По общему правилу лицензиат, которому выдана исключительная лицензия, может защищать свои права такими же способами, что и автор (ст. 1254 ГК РФ). Однако судебная практика позволяет сделать вывод, что при определенных обстоятельствах лицензиат может располагать большим объемом прав при защите своих интересов.

Проиллюстрировать это поможет следующий спор (решение Арбитражного суда г. Москвы от 3 февраля 2014 г. по делу № А40-93293/2013, постановление СИП от 23 июля 2014 г. № С01-618/2014).

Издательство 1 заключило лицензионный договор (простая неисключительная лицензия) с автором, который в договоре гарантировал, что литературное произведение не обременено правами других лиц, в частности, другие лицензии на него не выдавались. Однако автор забыл или умолчал о том, что ранее на указанное произведение им была выдана исключительная лицензия другому издателю (Издательство 2). Поскольку в момент подписания лицензионного договора с Издательством 1 исключительные авторские права на спорные произведения принадлежали не автору, а Издательству 2 на основании авторских договоров, данная сделка является недействительной (ст. 168подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК РФ). Это стало основанием для обращения Издательства 2 в суд с иском о взыскании с Издательства 1 компенсации за нарушение исключительных прав в виде двойной стоимости контрафактных экземпляров (ст. 1301 ГК РФ).

В этом случае ответчику было бы логично обратиться с регрессным требованием к автору, которым было нарушено обязательство (ст. 1081п. 4 ст. 1250 ГК РФ). Однако к моменту возникновения спора он скончался.

.

Отстаивая свою позицию, ответчик утверждал, что при наличии лицензионного договора с автором у него не было оснований полагать, что, издавая спорные произведения, он нарушает чьи-либо права. Однако суды пришли к выводу: доводы Издательства 1 о том, что ответственность за нарушение авторских прав наступает только при наличии вины, противоречат нормам ГК РФ. Так, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы (п. 3 ст. 401п. 3 ст. 1250 ГК РФ, п. 23 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"; далее – Постановление № 5/29). Нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника к такому обстоятельству не относится. Таким образом, по мнению судов, оснований для освобождения Издательства 1 от ответственности не было.

Вместе с тем Издательство 1 полагало, что заявленные истцом требования несоразмерно высоки. Сложность состояла в том, что в действующем законодательстве ничего не сказано о возможности уменьшить компенсацию, выраженную в двойной стоимости экземпляра. По общему правилу судьи могут определять причитающуюся сумму по своему усмотрению, только если речь идет о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. руб. до 5 млн руб. (п. 43.3 Постановления № 5/29).

Однако в обоснование своей позиции Издательство 1 ссылалось на мнение ВАС РФ, согласно которому даже при таком способе компенсации, как выплата двойной стоимости экземпляров, суд обязан исходить из принципов соразмерности и справедливости и не лишен права снизить размер требований (Постановление Президиума ВАС РФ от 2 апреля 2013 г. № 16449/12).

В результате суд встал на сторону Издательства 1, и размер компенсации был уменьшен.

В рассмотренном примере ответчик хоть и добился существенного снижения заявленных истцом требований, тем не менее понес ответственность за действия, в которых не было его вины.

Как подчеркивает Анатолий Семенов, другие лица не могут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя (абз. 3 п. 1 ст. 1229 ГК РФ). В рассмотренном споре согласие автора было прямо выражено в договоре неисключительной лицензии и подтверждено в ходе судебного разбирательства. "В удовлетворении исковых требований исключительного лицензиата следовало отказать в виду отсутствия нарушения, поскольку данный спор касался лишь ненадлежащего исполнения правообладателем договора исключительной лицензии с истцом (п. 2 ст. 1237 ГК РФ). Надлежащим ответчиком в таком случае являлась бы наследница автора. Однако вместо этого мы имеем совершенно неправосудные судебные акты о снижении размера компенсации, взысканной с лица, действовавшего с согласия правообладателя", – заключает Анатолий Семенов.

К тому же в этом примере, по мнению Максима Рябыко, очевидно наличие у лицензиата большего объема прав по сравнению с автором: "На мой взгляд, здесь закралось непонимание природы указанных правоотношений – презюмируется, что у лицензиата ровно столько прав, сколько есть у автора. Однако давайте представим, что автор пошел с похожим иском к одному издателю, ранее выдав исключительную лицензию другому издателю. В СИП или в коллегии по экономическим спорам ВС РФ ему будет отказано в удовлетворении заявленных требований, поскольку было бы налицо явное злоупотребление им своими правами".

Более того, Анатолий Семенов считает, что в рассмотренном примере речь идет именно о ненадлежащем исполнении договора с лицензиатом, а не о нарушении исключительного права. Эксперт обращает внимание на то, что под последним понимается нарушение прав не лицензиата, а автора. Поэтому сама идея привлечения к ответственности автора или его наследника за нарушение исключительного права, пусть даже и в порядке регресса, в данном случае выглядит абсурдно ввиду совпадения должника и кредитора (ст. 413 ГК РФ).


ГАРАНТ.РУ



Назад
 
КУПИТЬ ГАРАНТ
КУПИТЬ ЭЦП
КУПИТЬ ОТЧЕТНОСТЬ

Подписка на рассылки

 

Облако тегов

 





Отправить другу | Печать | Добавить в избранное | Карта сайта


Официальный партнер компании ГАРАНТ
Свидетельство о регистрации СМИ ИА № ФС77-19300 от 30 декабря 2004 г.,

  выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия



2011 © ООО "Гарант-ЦМИКИ",
ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС"

Яндекс цитирования